Белинский Виссарион Григорьевич
Белинский Виссарион Григорьевич
1811-1848

Навигация
Биография
Произведения
Рефераты
Фотографии


Реклама


Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (32)


Рецензия "Русская история для первоначального чтения. Сочинение Николая Полевого"
Белинский Виссарион Григорьевич - Произведения - "Русская история для первоначального чтения. Сочинение Николая Полевого"



В
Эта книжка - продолжение прекрасного труда, которому давно была бы пора
кончиться... {1} Может быть, некоторым из читателей, особенно "не нашего
прихода" {2}, покажется странным, что "Отечественные записки" хвалят книгу,
написанную г. Полевым, "При сей верной оказии" просим этих господ заметить
однажды навсегда, что "Отечественные записки" чужды низкой вражды к лицу,
мимо его произведений, что они всегда преследовали и всегда будут
преследовать произведения тех людей, от которых, по их природной
бездарности, соединенной с ограниченностию понятий, нельзя ожидать ничего
хорошего - по той самой простой причине, что в наше время чудес не бывает, и
ворона никогда не запоет соловьем {3}. Правда, и подобным головам случается
иногда обмолвиться умным словцом; правда, и Тредьяковскому как-то раз
удалось написать эти прекрасные стихи; {4}

Воньми, о небо! и реку,
Земля да слышит уст глаголы,
Как дождь, я словом потеку,
И снидут, как роса к цветку,
Мои вещания на долы! {6}

Но в продолжении и в окончании этих стихов, достойных Державина,
опять-таки сказался почтенный профессор элоквенции, а паче всего хитростей
пиитических, Василий Кириллович Тредиаковский, изобретатель гекзаметра,
который может соперничать только разве с октавами одного позднейшего
изобретателя в том же роде {6}. Умные обмолвки "профессоров элоквенции, а
паче всего хитростей пиитических", напоминают прекрасную эпиграмму
Баратынского:

Глупцы не чужды вдохновенья;
Им также пылкие мгновенья
Оно как гениям дарит:
Слетая с неба, все растенья
Равно весна животворит.
Что ж это сходство знаменует?
Что им глупец приобретет?
Его капустою раздует,
А лавром он не расцветет {7}.

И потому, есть имена, которые никогда не встретят в "Отечественных
записках" похвалы своим произведениям.
Но не к таким именам принадлежит имя г. Полевого. Мы поставляем себе за
особенное удовольствие и за честь признавать в г. Полевом человека
необыкновенно умного и даровитого, литератора деятельного, оказавшего, в
качестве журналиста, важные услуги русской литературе и русскому
образованию. Мы только не видим в нем гения, каким ему иногда угодно было
признавать себя в порывах свойственного человеческой слабости самолюбия.
Уважая многие из его произведений, как имеющие неоспоримое достоинство для
своего времени, мы не видим в них творений не только вечных, но даже и
долговечных. И что ж тут унизительного или обидного для г. Полевого? Всякому
свое: один творит для веков и человечества, но, доступный только немногим
избранным, не служит сильным рычагом для движения общества; другой пишет для
эпохи и сливает свое имя с историей этой эпохи. Последний еще скорее
получает свою награду, чем первый: часто, теряя в потомстве первобытное свое
значение, он тем выше в глазах современников. Разве это не лестно и не
славно? Разве для этого не должно, как говорит Гамлет, "быть избранным из
десяти тысяч"?.. {8} Но, повторяем: отдавать должное не значит приписывать
излишнее, и заслуга не защищает от порицаний в ошибках. Г-н Полевой оказал
великую заслугу литературе своим "Телеграфом", и мы умеем быть благодарны за
нее, но не до такой же степени, чтоб не видеть, что с "Телеграфом" кончилось
время его журнальной деятельности, и что если его имя воскресило на минуту
"Сын отечества", то его же редакция и снова уморила этот несчастный журнал
{9}. Всему свое время; жизнь угасает и в народах, не только в отдельных
людях; с летами угасает и гений, не только дарование, как бы оно ни было
сильно: Шеллинг живой пример {10}. В свое время литературные и эстетические
взгляды и мнения г. Полевого были и новы и верны, давали литературе и жизнь
и направление; а теперь нисколько не удивительно, что он задним числом судит
о Пушкине, Гоголе и Лермонтове. И должно ли быть нам равнодушными к подобным
суждениям, особенно, когда их источник, кроме отсталости и устарелости,
заключался еще и в недовольстве собою, в журнальных расчетах, в
раздражительности самолюбия? Г-н Полевой оказал важную услугу, поставив
Страницы: 1 2 3 4 5

Белинский Виссарион Григорьевич - Произведения - "Русская история для первоначального чтения. Сочинение Николая Полевого"


Копирование материалов сайта не запрещено. Размещение ссылки при копировании приветствуется. © 2007-2011 Проект "Автор"